История дачного дела

История дачного делаИстория дачного дела. Интересный факт – до 1850-х годов дач в России практически не было. Были загородные поместья, дворцы, охотничьи домики, деревня, в конце концов, но дач – не было. Горожане, если они не являлись аристократами, имеющими собственную загородную недвижимость, и представления не имели о том, что такое дача. Те, у кого было достаточно средств, ездили на отдых за рубеж, но была гораздо более многочисленная категория граждан, которая стремилась к свежему воздуху, птичьему пению, рыбалке и медитации на порхающих бабочек. Но, увы, они не могли себе позволить не то что загородное поместье, но даже собственную квартиру в городе. Но было еще и купечество. Тот самый класс, который дал России не только принципы торговли, но и театры, картинные галереи и прочее.

Практичные купцы не считали необходимым приобретать особняк за городом, а вот арендовать на лето – милое дело. И в конце XIX столетия началась аренда дач, быстро вошедшая в моду. Одним из первых «дачных бизнесменов» был Козьма Терентьевич Солдатенков (кстати сказать, на его деньги – 2,5 млн. рублей – была построена больница, ныне именуемая Боткинской). Господин Солдатенков в 1849 году приобрел у наследников Нарышкиных усадьбу Кунцево (когда-то – дар царя Алексея Михайловича «Тишайшего» отцу своей любимой супруги Натальи Кирилловны Нарышкиной), и там выстроил дачный поселок на 15 дач, немедленно ставшими элитными. Известна «дачная история» московских кожевенных фабрикантов Бахрушиных. Глава семьи – Алексей Александрович Бахрушин – был основателем театрального музея, затрачивал на него огромные средства, а отдыхать семейство ездило исключительно в Ниццу или в Испанию.

Семья сняла дачу в Измайлове по той причине, что их двухлетний сын переболел зимой дифтеритом. Доктор посоветовал вывезти мальчика в «сухое место, с сосновым лесом». Но нужно было совместить бизнес и оздоровительные процедуры для ребенка. Выходом стала аренда дачи в Измайлове, откуда глава семьи мог ездить на фабрику (неподалеку от Павелецкого вокзала), пока ребенок наслаждался моционом под рекомендованными доктором соснами. Старое Гиреево сделал модным дачным местом некто господин Торлецкий, который, похоже, был одним из тогдашних новых русских. Вместо фамильного барского дома он построил коттедж в английском стиле, оснастив его всеми возможными техническими новинками, от ватерклозета до электричества. А чтобы не скучать в одиночестве, выстроил еще несколько дачных домов для сдачи в аренду. Но не только «новые русские» сдавали дома под дачи.

Жена Бальмонта вспоминала о 80-90-х годах XIX столетия: «Мать снимала помещичий дом под дачу. Каждое лето в другом месте. Таким образом, я прожила двенадцать лет в разных старинных усадьбах, одна красивее другой. Так как наша семья была большая, то дом требовался поместительный, и непременным условием при его найме. ставилось — чтобы местность была красивая, чтобы были река, лес, прогулки. Так мы жили у князей Вяземских в их Астафьеве, у Хвощинских в Волынском, у Лермонтовых в Семеновке, у Новиковых в Майданове, у генерала Роопа в Леонове, у Торлецких».

Цены на дачи были совершенно различными, в зависимости от самой дачи, удаленности от города и даже от запросов арендаторов. К примеру, «дачи В.А. Садомова по Алексеевскому проезду» в Сокольниках можно было снять за 300, 200 или 100 руб. за весь летний сезон. А вот дача в Пушкине (меблированные 10 комнат, со всеми принадлежностями, с парком и электрическим освещением) сдавалась на лето уже за 700 руб. Некто господин Петров даже построил целый дачный поселок, назвал его просто – «Курорт-поселок», и начал сдавать дачки. Реклама в «Московском листке» за 1907 год сообщала: «3 версты от станции Белые Столбы Павелецкой железной дороги. Все удобства. Сдаются 20 дач, все меблированные, от 60 до 800 руб. в лето. Полный пансион от 45 руб. в мес. Осмотр на месте. Описание, план, фотографии высылаются бесплатно». В 1912 году дачи сдавались по следующим расценкам: в Кускове — 5,5 тыс руб.; в Немчиновке — 5 тыс. руб.; в Новогирееве — 6 тыс. руб.; в Серебряном Бору — 3-6 тыс. руб.; близ Кубинки — по различным ценам; в Быкове — 8,5 тыс. руб.; в Люблине — 12 тыс. руб.; в Томилине 6 тыс. руб.; в Лианозове — 9,5 тыс. руб.; в Алупке — 27 тыс. руб. Родовая аристократия тоже не слишком долго дремала. К примеру, княгиня Шаховская-Глебова-Стрешнева на «дачные» деньги приобрела собственный железнодорожный вагон, в котором ездила в Европу, а также яхту для прогулок по Средиземному морю. Между прочим, именно на одной из дач княгини познакомился Лев Толстой с Сонечкой Берс, на которой и женился – Берсы снимали дачу в Покровском-Стрешневе. Но существовали не только элитные дачи. Многие горожане, не имея возможность снять «княжеский домик», снимали обычный, крестьянский. Но это было даже выгодно, ведь к домику прилагался сад, а это – заготовка варенья на зиму. Некоторые держали и кур, и поросят, запасаясь на зиму не только соленьями-вареньями, но и копченостями. Снимать дачу считалось выгодным делом, так как в дачный дом переезжали со всем скарбом, оставляя полностью съемную квартиру в городе. В результате существенно экономили на аренде жилья (плюс заготовки!), а также избавлялись от необходимости охранять брошенную на лето собственность. Так оно и тянулось до 1917 года, а затем последовал длительный перерыв аж до 60-х годов прошлого века. И только тогда вновь массово начали плодиться дачные домики, предоставляя своим владельцам возможность заготовок варений и солений, а также медитации на пролетающую мимо бабочку.